Невидимый фронт: история, тактики, статистика

Из всего спектра новостей, связанных с веганством, или активной зоозащитой, наибольший ажиотаж у обывателей вызывают статьи об акциях прямого действия — о погромах на фермах, поджогах грузовиков, освобождениях животных. Люди испытывают ужас от мысли, что зоозащитники хотят запретить животноводческую промышленность — а значит запретить есть мясо, и одновременно поражаются пренебрежением к закону — естественному, незыблемому и правильному. Фронт освобождения животных (Animal Liberation Front, ALF) вне закона во всех странах мира.

Попробуем изучить историю движения и последние репортажи с радикальных акций, подумать о том, сколько же в мире зелёных милитант-активистов, как они действуют и насколько удалены от либеральных организаций, рассказывающих, как важно вести диалог в рамках закона, сортировать мусор, ходить в бамбуковых носочках и есть сейтановые бургеры.

Несколько популярных произведений искусства или высмеивают спасателей животных, или прославляют их. В мультипликационном фильме «Освободите Джимми» (Кристофер Нильсен, 2006) освобождённая кошка душит освобождённых грызунов и, в свою очередь, становится жертвой освобождённой собаки.

В художественном фильме «A.L.F.» (Джером Лескюр, 2012) персонажи произносят пафосные фразы («Однажды, может быть, наши маленькие дети спросят нас: «Где вы были в дни Холокоста животных? Что вы сделали против этих ужасающих преступлений? Одно ясно. Мы не сможем снова сказать им, что мы не знали про это») и требуют от человечества… «приблизиться к своим терзаемым пророкам».

Документальные вкрапления с кадрами пыток должны или убедить зрителя, что у него есть только два пути – или прекратить использование животных, или признать себя последней сволочью. Герои знают друг друга по настоящим именам, наговаривают признательные показания на диктофон, бросают этот диктофон без присмотра, говорят о планах по телефону, курят, используют яркую машину. У них невообразимое количество ресурсов — деньги, огнестрельное оружие, знакомые ветеринары, психотерапевты и маски из магазина. И они ни слова не говорят о том, что кроме героического фотографирования во время открытия клеток, есть еще 99% подвига статического, заключающегося в таких неприятных вещах, как ежедневная забота, уход, медицинская помощь, ответственность за спасённых. Спасти поросёнка – не велика задача. Ухаживать за свиньей весом 300 килограмм на протяжении 15 лет – это серьёзнее.

Журналисты больших медиа традиционно демонизируют освободителей. Где правда и что делать людям, которые и не считают себя жестокими, и не понимают ни слова из того, что говорят веганы?

Сначала придется изучить, как развивалось зелёное аболиционистское движение. Для этого полистаем книгу «Until all are free» («Пока все не будут свободны»), изданную в 2015 году шведским независимым коллективом Red fox.

Автобиографическое предисловие написал Питер Янг, американский ALF-активист, который участвовал в освобождении более восьми тысяч норок и лисиц с шести ферм в Айове, Южной Дакоте и Висконсине в 1997-м году. Семь лет Янг скрывался от ФБР, в 2005 году был арестован, осужден на 2 года. Сейчас Янг поддерживает ресурс Animal Liberation Front-line, участвует в зоозащитных протестах и конференциях. ФБР следит за ним и периодически подсылает провокаторов.

Авторы «Until all are free» проводят параллели между историей ALF и историей освобождения людей цвета — упоминается Гарриет Тамбен, которая спасла 300 человек от рабства; с историей антифашизма — тут в качестве примера приводится мюнхенская группа «Белая роза», распространявшая антигитлеровские листовки и делавшая граффити; с историей феминистского движения — фотография с арестом британской суфражистки Эммелин Панкхёрст соседствует с фотографией британского же активиста «Bands of Mercy» с освобождёнными котиками.

Далее читателям показывают ключ к пониманию всей зоозащитной головоломки — памятник коричневой собаке, или или Brown Dog. Как появился этот памятник? Две шведские феминистки, Лиззи Линд и Лейса Катерин Шартау посетили в 1900 году институт Пастера в Париже и увидели вивисекцию, публичное вскрытие живых животных с «научной» целью. Вернувшись на родину, они основали антививисекторское общество, а в 1902 году отправились в Лондон, где поступили в медицинскую школу для женщин. Только так они могли попасть на 100 лекций и демонстраций Королевского университетского колледжа. Несмотря на то, что закон против жестокого обращения с животными действовал в Великобритании с 1876 года, половина занятий сопровождалась вивисекциями.

Студентки вели дневник, одна из частей которого была посвящена трёхкратной вивисекции коричневой собаки. Обнародование дневника привело к десятилетним общественным дебатам о недопустимости прижизненного вскрытия животных. В 1904 году Марк Твен написал «Рассказ собаки», которая спасла человеческого ребёнка (весь человеческий род), была за это искалечена, а затем — перед тем как умереть от ран — увидела, как хозяин (отец спасённого ребенка) убивает её собственного щенка во время развлекательной вивисекции.

После проигранного защитниками прав животных суда Анна Луиза Вудворд, основательница Мировой лиги против вивисекции собрала деньги и установила в радикальной части Лондона, в Battersea, памятник коричневой собаке. 15 сентября 1906 года на открытии памятника выступали ирландцы — писатель Бернард Шоу и феминистка Шарлотта Деспард. А затем были… уличные бои за памятник. С одной стороны бились студенты, с другой — синдикалисты, социалисты, феминистки. Студенты защищали честь Университета, а их противники — честь человечества. Публикации, дискуссии, уличные драки продолжались годами, сопровождались колоссальными затратами на полицейских, которые бесконечно разнимали стороны и охраняли памятник, и закончились бесславием районной управы — в 1910 году памятник по тихому сняли и расплавили. В 1985 году Коричневую собаку восстановили в несколько изменённом виде.

До принятия закона о животных — в 1875-м — в Великобритании проводилось 300 экспериментов на собаках, в 1903 году — 19 084, а в 2012 правительство отчиталось о 4,643 миллионов опытов на собаках.

Швеция и Англия — словно два ростка из одной косточки, бесконечно переплетаются в истории веганского движения. Фотография британского активиста, бегущего со спасённой собакой в руках иллюстрирует в «Until all are free» рассказ о деятельности Hunt Saboteurs Association (HSA). Саботажная группа была основана почти полвека назад, в 1971 году и сделал это британский студент-юрист с обострённым чувством справедливости, Ронни Ли. Саботажники боролась с охотниками, уничтожая их собственность и спасали животных.

В 1972 году Ронни объединился с Клифом Гудманом, новое сообщество называлось «Band of Mercy» — в честь аболиционистов былых времен, которые в 1824 году мешали охоте на лис, используя ложные запахи и сигналы охотничьих рожков. Занимались обновленные «Band of Mercy» всё теми же погромами имущества охотников и спасением животных, а позже начали поджигать лаборатории вивисекторов и даже корабли — последнее даже остановило охоту на тюленей.

В 1974 году Ли и Гудман были арестованы за атаку на оксфордскую лабораторию, получили по три года тюрьмы. В заключении Ли объявил голодовку, требуя предоставить ему веганское питание — похоже, это была первая веганская голодовка. Клиф стал полицейским информатором. Оба вышли из тюрьму досрочно. Ли вернулся к деятельности с ещё более радикальным идеями. Он немедленно собрал вокруг себя несколько десятков человек, имена которых знал только он сам, и разработал идеологию и методы для новой секретной группы. Так родилась самая крупная в истории всемирная сетевая аболиционистская организация Фронт освобождения животных.

В 1986 году Ли снова попал в тюрьму — на этот раз на шесть лет — за работу пресс-секретарем ALF. В тюрьме он начал издавать журнал «Arkangel» и выучил иностранные языки для интернациональной работы. Ронни не прекратил своей зоозащитной активности до сих пор, он сотрудничает со многими правозащитными организациями, снимается в просветительском кино, управляет как минимум шестью страницами в фб, дает прессе комментарии по поводу действий ALF, действующего более чем в 20-ти странах. У него есть личный фейсбук-аккаунт, посвященный повседневному активизму.

Следующая страница истории — про первых подопытных собак, освобожденных в Швеции и про человека по имени Кристер Клаессон. За кражу немецких овчарок из гётеборгского госпиталя он выплатил штраф, но потребовал, чтобы деньги не использовали для покупки новых собак. Атлет-олимпиец Оке Сёдерлунд спасал кошек из Каролингского института в Стокгольме. Он стал ролевой моделью, примером для активистов своего времени.

Шведский Фронт освобождения животных (Djurens Befrielsefront, DBF) был основан в 1985 году. Посмотрев по телевизору документальную ленту про британских зоозащитников «Animal Film», мать-одиночка и школьная библиотекарша из Сконе, Emelie E:son, дала объявление в местной газете: « Для работы в английском стиле приглашаются любители животных со стопроцентной симпатией к освобождению животных». Эмили получила четырнадцать ответов, трое из её новых знакомых были готовы к решительным действиям. 16 июня 1985 года они освободили двух лабораторных собак в Мальмо и были весьма активны до начала девяностых. В книге «Until all are free» есть интервью Эмили, фотографии с освобожденными морскими свинками, собачками, тушканчиками. Особенно впечатляют изображения, на которых Эмели разбирается с заборами, изгородями, стенами. С 1994 года в Швеции начали жечь грузовики промышленников-животноводов. В 2000-х начались нападения на фермы.

Глава про следующее поколение активистов — музыкальная, она называется «Мясо это убийство». Это слова из песни Морриси, фронтмена группы The Smiths и выражают отношение многих активистов к мясной индустрии. Одно из медийных лиц шведского ALF — хардкор-панк-звезда Деннис Люксен из Refused.

Используя свою популярность, он защищает акции прямого действия, считает, что многие люди начинают замечать сходство борьбы за права животных с другими кампаниями за социальную справедливость — против сексизма, расизма, фашизма.

Меховщик из Линчопинга, снятый рядом с коллекцией из пятнадцати булыжников, залетевших в витрину магазина — это «пострадавшая» сторона, также показанная «Until all are free». На восьми камнях написана дата — 1998 год.

Слыхали про шведскую писательницу по имени Астрид Линдгрен? Карлсон, который живёт на крыше, Пеппи Длинныйчулок, Эмиль из Лённеберги… А знаете, что она отдавала огромное количество сил борьбе за права животных? Хроника шведского ALF рассказывает об этом: «В 1988 году в Швеции был принят новый закон о защите животных. Правительство анонсировано его в 80-летие Астрид в качестве подарка от премьер-министра Ингвар Карлсона, закон получил название «Закон Линдгрен». По этому закону батарейное содержание куриц запрещалось, все куры должны были получить гнездо, насест, доступ к песку для купания. В реальности производителям яиц были даны временные послабления и они смогли продолжать использовать клетки с минимальными модификациями. Астрид сказала «Это дерьмо. Подарить мне подарок на день рождения и затем взять обратно половину». В своей статье она написала: «Думаете, мне приятно, что моим именем назван бессмысленный закон?» Пеппи Длинныйчулок сломала палку, которой били лошадь. Возможно, Астрид предпочла бы прямое действие бессмысленному закону.

В 80-х годах начались освобождения десятков, сотен куриц со шведских ферм. Активисты называли группы в честь Линдгрен. В 2007 был установлен новый шведский рекорд — одновременно освободили 128 куриц со словами: «Мы можем отличаться во многом, но то что у нас есть с животными общего — наша возможность чувствовать боль, наша приверженность к мирной жизни, наше желание относиться ко всем живым существам с уважением. Уважение привело нас к тому что мы вынуждены нарушить закон, чтобы спасти куриц. У них не было шансов стать свободными, если бы кто-то не сломал двери и не выпустил бы их на свободу. Как говорил Мартин Лютер Кинг, всегда правильно делать то, что правильно». В 2015 году в Швеции все ещё есть батарейные фермы».

C 1999 по 2007 годы в Швеции действовала группа открытого освобождения Räddningstjänsten. Активисты провели 18 акций, в ходе которых были спасены несколько сотен животных. После спасения в прессу попадали пресс-релизы с зоозащитными идеями и именами освободителей.

Уместно вспомнить про самые яркие акции ALF в разных странах мира. В 1997 году ФОЖ выпустил 17 000 норок с трех ферм в Северной Галисии, а в октябре 1999 года — еще 6 000 с фермы около шведского города Бостад. В 1985 году из лаборатории в Университета в Риверсайд (Калифорния) унесли обезьянку по имени Бричес и 467 других животных, подвергавшихся невообразимым пыткам. Бричес, как и другие маленькие макаки, был отлучен от матери и существовал с зашитыми веками с постоянно пищащим прибором на голове. Вивисекторам был нанесен ущерб в 700 000 долларов. После того, как общественность узнала о зашивании глаз обезьянам, эта практика прекратилась.

Рождество 1988 года запомнилось британцам большим пожаром. ALF атаковал 5 крупных магазинов, протестуя против продажи меха. В 4-х системы тушения огня уничтожили меха, пятый магазин сгорел — индустрии был нанесен миллионный ущерб. 26 июля 2006 года были освобождены 9 коз из военной лаборатории в Великобритании. В 2000-2006 году в России работало несколько активистов ALF, выпуская на волю десятки тысяч животных с ферм, вынося лягушек, крыс и кроликов из лабораторий.

Хроника ALF перечисляет имена погибших во время акций протеста. 15-летний Том Уорби попал под колеса охотничьего фургона 3 апреля 1993 года. Майк Хилл погиб 9 февраля 1991 года, пытаясь задержать машину охотника. Джил Фиппс была задавлена 1 февраля 1995 года во время демо против грузовика, везущего животных на бойню. 5 февраля 2000 года в больнице от последствий травм, нанесенных быком в 1995 году на фестивале в Кориа (Испания), умерла антикорридная активистка, британская актриса и писательница, основательница Fight Against Cruelty in EuropeВики Мур. Благодаря деятельности Мур сменились правовые зоозащитные нормы Евросоюза.

5 ноября 2001 года во время голодовки в Тюрьме «Лонг Лартин» умер Барри Хорн. 27 января 2010 года Дэниел Шаулл совершил самосожжение около магазина меховых изделий в городе Портленд, Орегон. В этом списке нет получивших травмы, ставших инвалидами, выгоревших, разорившихся, попавших в тюрьму, утративших работу и социальные связи — это обратная сторона нелегального активизма.

Как проходит повседневная жизнь зоозащитника и в какой степени либеральные веганы связаны с ALF? Начнем с открытых демонстраций протеста против эксплуатации животных, которых в мире проходят ежедневно сотни. Редки случаи, когда идейный веган избегает участия в акциях своего города — то есть на пикеты, митинги и шествия выходит почти весь рядовой состав зелёной армии. Нелегальные активисты на таких акциях используют очки, маски, платки. Люди стоят с транспарантами и плакатами, раздают листовки и клеят стикеры с веганскими призывами. Стикеры считаются среди веганов-либералов безобидным, к кампаниям расклейки охотно присоединяются все. Ни листовки ни стикеры никто не печатает по одной штуке. Это всегда сотни, тысячи объектов, которые всякий веган регулярно распространяет. В некоторых странах расклейка ведется делается секретно, в перчатках (потому что есть службы, коллекционирующие отпечатки), в некоторых — во время демонстраций или митингов, под прикрытием толпы. Часто полиция не обращает внимания на подобный «вандализм» — хотя это слово действительно применяется к стикерам.

Есть веганы, которые оставляют надписи — фломастерами, баллонами, кистями или валиками с краской. В зависимости от размера, регулярности, художественности и ньюансов местного законодательства такие информационно-геополитические месседжи могут относиться и к преступлениям особо тяжелым и к почти развлекательной активности во время совместных прогулок.

Закрашивание видеокамер, обливание красной краской меховых, мясных, рыбных магазинов приносят большой экономический ущерб, а штрафы и сроки за такие граффити несопоставимы с гипотетической ответственностью за граффити на ничейном заборе. Часто используются так называемые «лампочки прямого действия», наполненные краской.

Границы между степенями активности граффитчиков очень размыты, один и тот же человек может написать на мосту метровыми буквами «Vegan power» и нацарапать тот же слоган ключом в лифте. Граффити не требует физической силы и грацильные, но стрессоустойчивые люди особенно разворачиваются в этом жанре. Как нарисовать граффити и избежать ареста, как противостоять встреченной фашистской банде, как правильно скрыть покупку баллонов и забрызганные краской вещи — целая наука, которую изучают по учебникам городских партизанов.

Есть группа веганов, которая относит вандализм к неприемлемым тактикам. Сами не пишут, не красят, но другим не мешают. Сколько человек рисует большие граффити? Каждый сотый. Что касается мелких надписей — число вовлеченных приближается тут к 100%.

Возможно, вы думаете, что надпись на заборе — это никакой не активизм, а детский сад, шуточки, мелочи. ALF называет граффити, листовки, стикеры, статьи, стихи, манифесты мэсседжами, посланиями. Хорошенько подумайте над этим словом «послание». Стена, на которой написан лозунг, иногда годами оказывает влияние на общественное пространство. И то, что люди не читают послания — большое заблуждение. Послания постепенно охватывают все части городской жизни и меняют мировоззрение горожан. Город говорит.

Следующий уровень нелегальной зелёной деятельности — саботаж. Часто ли для того, чтобы разрушить технику на бойне или для того, чтобы залить клея в замок мехового магазина, веганские коллективы устраивают собрания с голосованиями? Да никогда. Только очень крупные акции планируются коллективно и они часто заканчиваются не очень хорошо, в том смысле, что чем больше людей, тем больше провокаторов, стукачей, трусов и проблем. Сколько человек занимается уничтожением чужой собственности? Примерно столько же, сколько и крупными граффити, часто это одни и те же люди.

Саботаж значительно чаще или плановое явление, близкое к автоматизму (например, когда группа очень хороших знакомых постоянно валит охотничьи вышки во время похода «за грибами», или регулярно бросается под копыта лошадей охотников, или ежемесячно прыгает на арену корриды) или же дело случая. То есть если активист видит внезапно открывшуюся возможность нанести ущерб промышленному животноводству или другим жестоким индустриям, он это делает. Так сахар попадает в двигатели машин фермеров, так случаются погромы неэтичных магазинов, так лояльные, вроде бы, лаборанты крадут собственных подопытных животных, так сочувствующие обыватели укрывают активистов от полиции.

Есть поступки, которые человек совершает в аффекте. Это совершенно точно случается с каждым веганом. Увидев цирковую афишу, активист реагирует немедленно, он начинает её срывать. И ясно, что афиша тоже не печатается в одном экземпляре. Поэтому делаются звонки знакомым или же человек самостоятельно за час-другой снимает и уничтожает сотни, тысячи афиш в своём районе. Очень часто уничтожение афиш вообще не является преступлением, потому что цирковая расклейка редко легальна. В Норвегии принято сообщать в городскую управу о незаконной расклейке афиш, передвижные цирки за это ещё и штрафуют. В 2016 году в Ночь святого Ханса (Ивана Купала) в Бергене горел зажженный с учётом всех правилам пожарной безопасности костёр из цирковых афиш.

Веганы охотятся на афиши жестоких бизнесов и в одиночку, и коллективно. Если огромные пластиковые афиши велики и хорошо закреплены, приходится использовать ножницы, лезть на столбы, грузить добычу в машину, думать о экологичной переработке мусора. Часто в активизме используется обратная сторона снятых реклам идейного врага — для написания собственных лозунгов. Иногда афиши видоизменяют так, чтобы изначальный смысл поменялся. В метро можно увидеть, как веган переходит из вагона в вагон, сдирая неэтичные рекламы. Как правило, таким акциям не противостоят ни обыватели, ни полицейские — возможно, они, считают, что без особых полномочий люди не прикасаются к плакатам и если кто-то что-то снимает, то это он так работает.

Передвижные цирки, афиши которых уничтожаются, очень сильно страдают экономически. Ущерб гарантируют и и веганские пикеты, которые выстраиваются, как почетный караул, почти около каждого шапито и раздают листовки о электрических шокерах, пытках голодом, неврозах у цирковых животных.

Но бывают и очень серьезные акции, которые готовятся с участием экспертов и проведением тренировок со специальным оборудованием. Про это есть много специальной и преимущественно запрещенной литературы, про которую ради экономии места говорить не будем. Это нападения на крупные объекты — фермы, фабрики, то есть массовые освобождения животных из клеток, рыбных садков, зоопарков, лабораторий и так далее.

Сами же освобождения животных бывают нескольких типов. Спонтанные, когда человек выносит откуда-то животных и только потом задумывается, что же ему с ними делать. Начинаются звонки друзьям и посты в сетях типа «спасите щенков», которые звучат скорее как «спасите меня от щенков».

Второй вариант — это когда активисты открывают множество клеток и затем не заботятся о судьбе животных. Такие акции вызывают наибольшее возмущение нежеланием брать на себя ответственность за будущее животных. Так, словно бы критики эту ответственность когда-то разделяли. «Благополучие» выпущенной с меховой фермы норки заключается в том, чтобы бесконечно метаться по клетке до тех пор, пока ей не засунут электроды в рот и в анус. Куда лучше, чем разок побегать на свободе. Медиа начинают писать о грядущей экологической катастрофе, редко упоминая, что меховые фермы загрязняют среду больше, чем города. Экологические проблемы — основная причина, по которой меховую индустрию сворачивают и запрещают в развитых странах.

Третий путь освобождения животных — это спасение с последующим пристройством в «счастливый» приют или семью. Сеть приютов для спасенных животных велика, они есть и в постсоветских странах. В Каталонии есть десяток приютов, расположенных в сельской местности. В Лос-Анжелесе находится крупнейший американский приют, в котором живут 400 спасённых морских свинок, Los Angeles Guinea Pig Rescue. С 1999 года его содержит голландка Саскиа Хиеза. Благодаря Саскии 800 свинок обрели приёмную семью.

Кастрация спасённых животных предотвращает последствия случайной безнадзорности. Однако кастрация применяется не всегда, особенно когда речь идет о сотнях-тысячах спасённых.

Ключевой момент в освобождении, да и во всём Фронте — децентрализация, каждый думает и действует сам за себя и не надеется ни на какую поддержку в случае провала. Хотя организации, поддерживающие веганов-заключенных, имеются. Например, есть Animal Rights Activist Prisoner Support – Worldwide, которую поддерживают 3 700 человек в фб, или же Vegan Prisoners Support Group (VPSG) Последняя опубликовала на своем сайте гид по питанию для веганов в тюрьме. Еще один гид для веганов-заключенных создала организация The Vegan Society. На пост-советском пространстве работает Анархический Чёрный Крест.

Саппорт-группы проводят концерты, организуют благотворительные сборы, издают календари по типу Certain Days calendar.

Освободители традиционно одеваются в чёрное, скрывают лица во время фотографирования на акции. Новая глава в истории ФОЖ — открытое освобождение. Когда люди сообщают свои имена в полицию и газеты, затем платят штраф и идут в тюрьму. Созданные собственными руками юридические проблемы они используют как политическую трибуну. Об этом я рассказывала в текстах Линия Фронта  и Свобода и восемь куриц.

Открытые освобождения — современная реальность не только для Швеции, где действует организация «Пустые клетки», но и в Чехии (Michal Kolesár открыто освобождает животных с 2006 года) и во Франции — широко известен случай 2018-го года, когда коллективом «269 Libération Animale» была вынесена с бойни свинья. На побережье Франции успешно действует неистовая средиземноморская организация CRAC Europe — это те самые безбашенные люди, которые прыгают на арены коррид и подвергаются жестоким избиениям со стороны любителей убийства животных при помощи веселящих бандерилий, красной мулеты и острой шпаги.

Акции «269 Libération Animale» и солидарные действия множества других групп   привели к тому, что французские фермеры уже стонут от безостановочных нападений и просят правительство о защите, а веганские мероприя отменяются. Курьез заключается в том, что о убийцы с окровавленными руками тревожатся о собственной безопасности, обвиняя в гипотетически возможных нападениях людей, которые отказываются от бессмысленного насилия.

В США работают веганы-велферисты из «Direct action everywhere». Они хотят изменить ситуацию при помощи законодательных шагов и требуют, чтобы для начала начал действовать закон, разрешающий спасать больных или некормленных животных, которых “владельцы” игнорируют. Они освобождают только животных в очень плохом состоянии. Несмотря на то, что у радикалов принято к велферистам относиться с презрением, они тоже делают свою часть работы.

Сколько человек в мире занимается открытым освобождением? Несколько десятков называют свои имена и фотографируются с открытым лицом, но за ними — всё веганское движение, без денег и активности которого открытые освобождения были бы просто невозможны. Покупая кружку, футболку, сумку, значок, бургер у группы поддержки освободителей, человек вроде сам дужки замков не вскрывает, но дает ресурсы тем, кто на это способен. Участвуя в фестивале, где стоит столик ALF, любой орнитолог, любитель собак, вегетарианский повар нормализует ALF. Выступая на благотворительном концерте, артист вносит свой вклад в коллективный Фронт. Так что поаккуратнее с тофу, оно не такое безобидное.

Каждый зоозащитник рано или поздно получает возможность поучаствовать во всех уровнях веган-активизма и обрести связанные с этим неприятности. Некоторые акции, задумывавшиеся как мирные, перерастают в райоты, во время которых повреждается имущество мясников, охотников, исследователей, индустрии развлечений, происходят физические столкновения с идейными противниками, прохожими, полицейскими. Нападения на людей с целью причинения им физического вреда или смерти большинством веганов резко осуждаются как противоречащие самой сути веганства. Мясники не имеют никаких табу.

Всемирной хроники и статистики Фронта Освобождения Животных за весь период его действия пока не создано, это задача на будущее. Но можно изучить хронику ALF на сайте европейского движения «Bite Back» — с оговоркой о том, что это только крошечная часть протеста.

Не все активисты знают про этот сайт, могут использовать английский, способны отправить письмо в условиях тотальной слежки спецслужб. Некоторые группы не считают ведение хроники важным, не делают фото и совсем не публикуют репортажи о прямом действии. Чем радикальнее движение, тем меньше новостей, которые, по мнению активистов, достойны внимания. Так, мало кому из англичан, испанцев или французов придёт в голову писать отчёт о граффити — они рисуют на стенах безостановочно, счёт идет на сотни или даже тысячи месседжей в месяц для каждого крупного города. В общем, реальная картина ярче представленного на сайте «Bite Back» не то что в десятки, в десятки тысяч раз и изменяется от страны к стране.

К 14 сентября на «Bite Back» было 205 записей за 2018 год и данные за 16 лет. Динамика по годам: 2017 — 209, 2016 — 121, 2015 — 138, 2014 — 214, 2013 — 239, 2012 — 251, 2011 — 388, 2010 — 369, 2009 — 475, 2008 — 636, 2007 — 457, 2006 — 432, 2005 — 483, 2004 — 475, 2003 — 330 эпизодов. За 2002 данные неполные, имеется только 21 запись. (Подсчитал Виктор Данильченко.)

На этой карте отмечены все случаи зеленого прямого действия, о которых писал в 2018 году «Bite Back» и еще несколько освобождений животных из других источников.

Великобритания

Больше всего манифестов — из Великобритании (30 освобождений, 4 акции саботажа, 8 посланий). Освобождение в Великобритании не означает, что животные остаются в Великобритании. Существует множество цепочек, по которым спасенных животных разных стран передают в иностранные приюты или усыновителям. Так, по всему миру разъезжаются истерзанные испанскими охотниками испанские гальго.

Итак, в 2018 году Великобритании освобождали преимущественно куриц, но также уток, индюшек, кроликов, собак, морских свинок, овец.

В этом же году из Нидерландов после судебного процесса по делу о освобождении 5000 норок в Великобританию были экстрадированы двое радикальных веганов. В январе 2018-го нидерландец Свен ван Хассельт был осужден на пять лет, британка Наташа Симпкинс получила 2 года тюрьмы за «заговор с целью шантажа» в связи со всемирной кампанией 2008-2009 годов по закрытию вивисекторской лаборатории Huntingdon Life Sciences (или Envigo). Трудно поверить, но в ходе этой кампании использовались: угрозы смерти и физической расправы, обвинения в педофилии, осквернение могилы, кража урны с прахом, рассылка зараженных ВИЧ предметов, установка бомб для уничтожения имущества. Наташа и Свен были членами Stop Huntingdon Animal Cruelty (SHAC), в 2009 году семь членов этой организации были осуждены в общей сложности на 50 лет.

17 апреля 2018 года состоялась самая крупная в истории британского ALF акция освобождения. С птицефабрики «Southern Partridges» было выпущено от 12 000 до 16 000 куропаток, которых выращивали для того, чтобы использовать в качестве живых мишеней на охоте. Каждый из участников акции открывал по 60-80 клеток в минуту около двух часов. Активисты написали: «Те, кто участвует в этой отвратительной деятельности, были бы глупцами, если бы не ожидали от нас большего. Пока каждая клетка не опустеет. Фронт освобождения животных“.

Италия

На втором месте по числу освобождений — Италия. 9 освобождений на 19 репортажей. Также было пять саботажных акций, четыре случая причинения мелкого экономического ущерба типа заклеивания замков меховщиков и всего один итальянский активист не поленился рассказать о граффити, нанесённом на плакаты, рекламирующие лошадиные скачки. В эту статистику попал запоздавший репортаж про освобождение тысяч норок с меховой фермы в Сан Марко (Равенна) в ночь с 14 на 15 декабря 2017 года. Из записи, размещенной изначально A.L.F. Fronte Liberazione Animale Italia, можно узнать, что в ночь с 17 на 18 января 2018 года были наполнены клеем замки семи миланских магазинов, торгующих мясом и оставлены записки «Мясо=Смерть», «Освобождение животных».

Швеция и Украина

35 записей — про Швецию, 10 из них — это разрушение охотничьих вышек. Вышки — совершенно особая тема, исключительно важная для организации «Hunt Saboteurs», упоминавшийся выше предшественницы ALF. Сейчас HS — интернациональная сеть, использующая для помех охотникам любые действия, кроме причинения вреда людям. Много репортажей о разрушенных вышках появляется в экологических группах в фэйсбук. Эта практика распространена в пост-советских странах. На сайте «Киевского эколого-культурного центра» есть статья на тему «Как уничтожать охотничьи вышки».

Сайт про экотаж сообщает, что в 2018 году в Украине уничтожено около 100 вышек (часто при помощи властей, но есть и работа нелегальных групп). Другим методам борьбы с охотниками посвящены целые книги, рассказывающие, как отвлекать, отпугивать, кормить собак, «ослеплять» светоотражателями охотников, устанавливать преграды в лесу, подавать ложные сигналы. Косметическая компания LUSH, которую вы, возможно, цените за удивительные ароматические бомбы для ванн, мыло с золотым глиттером и зубную пасту для путешественников, материально поддерживает многие зоозащитные группы, в том числе и саботажников.

Восемь шведских новостей — про освобождение животных. Одно из них — крайне любопытное по своей форме. Оно рассказывает о том, что 19 августа активисты пришли на меховую ферму недалеко от городка Ю и освободили 5 000 норок. Также указано, что хозяин фермы Кнут Индебету подвергает мучениям не только норок, но содержит 250 000 цыплят. Указан адрес фермы и это своеобразное приглашение для всех веганов-освободителей, сигнал о том, что маленькой группе не по силам в одиночку привести в упадок бизнес Кнута. Не знаю, как вы, а я бы на месте Кнута живо покинула городок Ю ради сохранения душевного равновесия и, что куда серьёзнее, капитала.

Франция

На двадцать два сообщения из Франции приходится три тайных освобождения и одно открытое (упоминалось выше). «В ночь на 20 июля 2018 годы было освобождено 28 кур с птицефабрики, где находилось еще 140 000 птиц… Эти куры были младше полутора лет и они провели всю свою короткую жизнь в ловушке и за решеткой, не имея возможности увидеть дневной свет. Франция является первым производителем яиц в Европейском союзе. Почти 70% кур-несушек — с ферм подобного типа. Мы ушли с чувством бессилия, когда закрыли дверь этого ада и оставили десятки тысяч других птиц, которые никогда не увидят небо, солнце или траву… Нет «правильного способа» для эксплуатации животных — для их молока, яиц, меха, перьев или плоти». Текст заканчивался требованием освободить Францию от вечного Холокоста, преступного бизнеса, животноводства.

Чехия

Восемь писем из Чехии рассказывают о двух тайных и пяти открытых освобождениях, а также о разрушении охотничьей вышки. Все открытые освобождения — дело рук Michal Kolesár. Он многие годы освобождает животных и рассказывает про ужасы промышленного животноводства на на сайте michalkolesar.net. В 2018 году он унес поросёночка, куриц и уток. Жизненное кредо Михала звучит так: «Я лично был на многих меховых и животноводческих фермам, птицефабриках и свинофабриках, и я всё ещё удивляюсь, что всё это реально. Я видел, как убивают норок, хорьков и арктических лис, чтобы шлюха, помешанная на том, как она выглядит, чувствовала себя роскошной и сексуальной. Я видел одиноких телят, посаженных в маленькие ящики и лишённых матерей и молока, потому что молоко принадлежит бизнесу, а телята — бойне. Я видел свиней, сидящих и задыхающихся в дерьме, как своем, так и в чужом. Я видел преднамеренно покалеченных цыплят, которых затем именуют цыплятами-бройлерами, рекламируют как здоровое и вкусное мясо. И я видел кур, которые были безумно кудахтающими и полусумасшедшими машинами для производства яиц… Я был свидетелем многих других ужасных злоупотреблений, которые правовая система, как и общество в целом, открыто одобряют или игнорируют, являясь молчаливыми соучастниками. Я мог бы надеяться, что однажды наступит изменение, и я могу стремиться к этому будущему. Это просто… Но что насчет животных, чья жизнь калечится в настоящий момент?»

Испания

Из испанских акций записаны только три освобождения, два из которых были произведены в Каталонии — крысы, курицы, курицы. Ночью 22 августа 2018 года были побиты стекла Клуба любителей жестоких развлечений с быками в Памплоне. Также на здании было написано «ALF». Владельцы заявили о 18 000 евро ущерба.

Чили

Семнадцать сообщений прислано из Чили, среди них два про освобождения — кроликов, лабораторных крыс и лягушкек. Оказывается, в этой стране в 2018 году было проведено как минимум восемь крупных саботажных атак, в том числе нападения с использованием шумовых бомб. Необычной является апрельская атака на ресторан, подающий мясные блюда.

США

Почти нет репортажей из США — говорится всего про шесть эпизодов, из них три о заключенных-веганах, два о освобождении животных и одно — о вандализме. Американские зоозащитники явно не тратят время на отправку приветов в Старый Свет, используя собственные коллекторы радикальных новостей. В Беркли и во многих других городах США проходят ежегодные международные многодневные конференции освободителей животных, сопровождающиеся крупными протестами, воркшопами, установлением контактов. В 2018 такая конференция проходила с 23 по 29 мая.

Филиппины, Австралия, Нидерланды, Бельгия, Польша, Греция, Перу, Люксембург, Перу, Уругвай, Бразилия

Есть заметки с Филиппин (про освобождение птицы и граффити на свиноферме), из Австралии (освобождение свиньи), информация про атакованный сайт африканского сафари. Нидерланды, Бельгия, Польша, Греция, Перу, Люксембург также в 2018 году также проявились на карте прямого действия. Известно о акции против аквариума в Перу, о интернет-атака в Уругвае, о трех бразильских мероприятиях, два из которых про освобождение животных. О масштабе движения в Бразилии, да и вообще в Латинской Америке, можно судить по новости 2013 года, когда в ночь с 17 на 18 октября активисты вынесли из крупного вивисекционного центра в Сан Роке Бразилии 200+ биглей. На территории центра они нашли бигля, замороженного в жидком азоте.

Аргентина

Аргентина отправила всего четыре письма. Два — про освобождение пятидесяти куриц и одного теленка, одно — про саботаж против машины молочной компании. Но что такое освободить пятьдесят куриц и одного теленка? Для пожизненное проживания животных на веганской ферме нужны деньги, уход, помощь ветеринара. Если люди занимаются освобождением сельскохозяйственных животных, это значит, что и в Аргентине стране есть тысячи желающих поддержать это начинание своими деньгами и волонтёрской работой.

Швейцария

15 акций в Швейцарии — это охотничий саботаж, нападения на скотобойни и мясные магазины плюс два освобождения животных. 27 марта 2018 года одиннадцать активистов швейцарской группы 269 Libération Animale освободили восемнадцать козлят, которые иначе вскоре погибли бы, так как они бесполезны для молочной индустрии: «Прямые действия спасают жизни… Животные не хотят больших клеток, они хотят быть свободными от вреда и убийства!»

Популяризатор науки Евгения Тимонова на своих лекциях поясняет, что сознание животных и людей различается только количественно. Отсюда шаг до идеи, что животные являются личностями и понимают, когда с ними поступают несправедливо.

И, если качественно сознание всех животных одинаковое, остаётся два главных вопроса в сфере прав животных: Можно ли человеку убивать животных? и Можно ли человеку спасать животных? Юридически-чёткие ответы заставляют припомнить ситуацию с наркотиками — когда за одни произвольно избранные вещества — опиаты, коноплю — людям отрубают руки или выдают путевки в тюрьму, а за другие, куда более вредные — табак, алкоголь — предлагается платить через кассу обычного магазина. Государственный терроризм много опаснее экологического терроризма, но он легален. Борьба с гомофобией в одной стране может быть поводом для казни, в другой — для получения какого-нибудь правозащитного приза. Наши врожденные уровни конформности-неконформности, способности подчиняться всякому закону — это сцена на которой бьются насмерть патриархальная этика и этики заботы.

Что нас ждёт? Запретят ли мясо? Вероятно. По миру идут многотысячные марши веганов. Лондонские демонстрации возглавляет новый, крайне убедительный зелёный гуру, Землянин Эд. По европе ездят ярмарки Veggie World и миллионы людей приходят на них отдать свои денежки веганским активистам. В Испании уже сделали архив веганского движения Archivo del Movimiento Antiespecista. израильский дизайнер Гад В. Хакими в 2017 году создал трехцветный веганский флаг, Vegan Flag – International, который теперь развевается над многими ресторанчиками.

Напоследок — список фэйсбук групп, по численности которых можно получить приблизительное представление о количестве радикальных зоозащитников в мире:

Animal Liberation Worldwide 260 000

החזית לשחרור בעלי חייםAnimal Liberation 91 000

A.L.F. Fronte Liberazione Animale Italia 69 000

Hunt Saboteurs 64 000

A.L.F Frente de Liberación Animal 50 000

A.L.F. (Animal Liberation Front), a film by Jérôme Lescure 37 000

Animal Liberation Press Office 33 000

A.L.F – Le Front de libération des animaux 31 000

ALF – Front Liberation Animal 24 000

North American Animal Liberation Press Office 16 000

Fight for Animal Liberation ≈ Worldwide 20 000

Fighting Animal Testing Worldwide 20 000

ALF Streiter der Nacht 19 000

West Yorkshire Hunt Saboteurs 9 800

Brighton Hunt Saboteurs 7 900

UnoffensiveAnimal 7 800

Wolf Spirit ≈ Animal & Earth Liberation 7 800

Animal Liberation Front România 6100

Animal Liberation Front – Greece 5700

Hunt Saboteurs NI 5 000

Animal Liberation Front Australia 4 700

The Animal Liberator 4100

Melbourne Hunt Saboteurs 2 700

Support the ALF 2 700

Hunt Saboteurs USA 2 300

Free the Animals: The story of the Animal Liberation Front 2 300

Black Bloc Animal Liberation Front – Brasil 2 100

Association of Hunt Saboteurs 2 000

Je suis A.L.F – Animal Liberation Front 1900

Animal Liberation Front Brazil – Tatics 1800

Animal. Liberation .FRONT 1700

Vegan Liberation Front 1700

ALF – Animal Liberation Front RJ 1700

Voice of the Voiceless Animal Defense Front England 1 400

Galway Hunt Saboteurs 1 300

ALF – Animal Liberation Front Peru 1300

Animal Liberation Cleveland 1 100

American Hunt Saboteurs Association 1 100

Animal Liberation Press Office France 1 000

Israel Animal Liberation Press Office 1 000

Animal Liberation Direct Action 1 000

269life Animal Liberation Cyprus 1 000

A.L.F – Animal liberation front Česká republika 910

Animal liberation front Slovensko 895

Animal Liberation Front – Serbia 549

Island Animal Liberation – IAL 516

Animal Liberation Lebanon 399

ALFA – Animal Liberation Front Aruba 389

Animal Liberation Front Macedonia 330

тэг для поиска в соцсетях #AnimalliberationFront

Поделиться
Запись опубликована в рубрике История, Культура, Протесты и социальные инициативы с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий