Мирослава Чакарова представила в Бергене фильм о секс-работорговле / The Price of Sex med regissørbesøk

23 мая 2013 года в арт-галерее Chagall в 19:00 начался кинопоказ документального фильма «The price of sex» (2011) — о торговле женщинами из Восточной Европы.

Для бергенских феминисток это был особенный день, потому что они получили уникальную возможность познакомиться и поговорить с режиссером фильма — американской журналисткой болгарского происхождения Мирославой Чакаровой.

Болгария

Мирослава провела детство в болгарском городе Кюстендил.

И до попадания в зависимость от СССР Болгария не была богатой страной, а последовавшие за распадом соцлагеря экономический кризис,  бедность и безработица привели к массовой эмиграции из Болгарии в девяностых.

Судьба некоторых эмигрантов сложилась очень счастливо. Например, сама Мирослава успешно интегрировалась в американское общество, училась в UC Berkeley’s Graduate School of Journalism,  стала всемирно известным правозащитником и фотографом, сотрудничает с  National Geographic, The New York Times Sunday Magazine, The Atlantic Monthly, Ms., The Sunday Times Magazine, London, CBS News’ «60 Minutes,» CNN World, BBC World, PBS’ FRONTLINE/World и Center for Investigative Reporting.

Но не всем повезло. Десять лет назад, в самом начале работы над фильмом, посетив Болгарию, увидев упадок и разруху, спивающееся безработное население деревень, отсутствие всяких перспектив для молодых людей, осознав, что огромное количество сверстниц обманом и обещаниями вовлечено в секс-индустрию, Мирослава начала своё расследование.

Таким образом, борьба с торговлей женщинами из Восточной Европы была очень личной историей, которая теперь стала историей мирового масштаба.

Зрители

Собеседница Мирославы, которая задавала большую часть вопросов во время встречи —  норвежка Synnøve Økland Jahnsen, автор докторской диссертации о проституции в Норвегии и о международном противодействии секс-работорговле. Суннива — стипендиат Senter for kvinne- og kjønnsforskning при бергенском Университете.

Трейлер фильма:

На кинопоказе я насчитала примерно 60 женщин и 10 мужчин, большинство составляли люди 20-25 лет, на обсуждение осталось 40 человек.

Оксана Замойская «Мими рассказывает о том, что использовала для фильма интервью не с двадцатью, а только с тремя женщинами, потому что остальные продолжали подвергаться опасности со стороны сутенеров. Женщины, проданные в рабство боятся обращаться в полицию, потому что, приходя в полицейский участок, они видят там своих клиентов, но уже одетых в форму и клиенты-полицейские, вместо того чтобы помочь, возвращают женщин сутенерам. Криминализация проституток и депортация проданных в рабство в другие страны женщин, используется клиентами, которым хочется новых, свежих девушек — сутенеры ввезут их на место депортированных. Самым примечательным  для меня было высказывании Мими, что нужно анализировать, что является причиной спроса мужчин на проституцию, анализировать механизмы мужской сексуальности и то, где и почему они обучаются этому. Она видит основную причину в порнографии, в любом ее проявлении».

Реакция

Несмотря на то, что пришло много правозащитников, знакомых с проблемой, люди в зале были шокированы и поражены — историями жертв работорговли и храбростью журналистки.

Реакция думающего мирового сообщества была такой же. В  2011 году на  Global Investigative Journalism Conference в Киеве Мирослава Чакарова получила Daniel Pearl Award за выдающееся журналистское расследование и  Nestor Almendros Award за смелость во время съемок фильма. Госдепартамент США использует фильм «Цена секса» для обучения сотрудников Office to Monitor and Combat Trafficking in Persons и американских посольств.

Я прежде смотрела русскую версию фильма, она называется «Секс-трафик» и сильно отличается по длительности от англоязычной — 50 минут против 70.

Мнения

Вот что написали некоторые зрители после кинопоказа:

Marianne Sæhle  (норвежская правозащитница из SV-партии, координатор Феминистского фестиваля):

«Har vært så heldig å få delta på visningen av denne utrolig sterke dokumentaren. Chakarova forteller at både under arbeidet med filmen og etter, når hun har vært rundt og snakket med mennesker i mange forskjellige land, hersker det nesten en unison enighet om at menneskehandel er en forbrytelse mot menneskeheten».

«Мне посчастливилось присутствовать на показе этого невероятно сильного документального фильма…люди в разных странах приходили к общему мнению, что работорговля является преступлением против человечности».

Далее Марианне ссылается на статью BA Å kriminalisere sexkjøp er som å sette plaster på et dypt sår /»Криминализировать секс-рынок (вводить уголовную ответственность) — это всё равно что заклеивать пластырем глубокую рану».

В интервью Мими рассказывает, что за последние 20 лет сотни тысяч женщин из бедных восточно-европейских стран были вовлечены в секс-индустрию. Что рекрутерами являются другие женщины.

В том же интервью журналистка Camilla Foss добавляет местный акцент — по мнению исследователей торговли людьми,  2674 человек попало в  индустрию в Норвегии в 2011 году и большинство работало в секс-секторе.

Что делать

Один из ответов Мирославы на вопросы зрителей показался мне очень важным:

— Что мы можем сделать?

В первую очередь перестаньте смотреть порно.

Норвежская модель — когда проституция не преследуется, но преследуется покупатель секс-услуги — не кажется Мирославе достаточной для ликвидации работорговли.

Hilde Sofie Pettersen, координатор встречи, редактор феминистского журнала FETT так сформулировала главную идею встречи: «Hun (Mimi) mener vi må bekjempe korrupsjon, utdanne folk og forebygge fattigdom for å få bukt med menneskehandel i sexindustrien.» / «Она (Мими) думает, что мы должны победить коррупцию и бедность и просвещать людей чтобы покончить с торговлей людьми и секс-индустрией«.

Хильде София Петтерсен на первом плане:

Смелость

Фабио, бергенский студент из Швеции, анархо-феминист, пишет: «The Price of Sex – en oppsiktsvekkende og sterk dokumentar om menneskehandel i Europa. Mimi Chakarova følger ofre for sex trafficking i Europa fra fattige landsbyer i Øst-Europa til en svært brutal prostitusjonsindustri i Europa og Midtøsten. Chakarova ga seg ut for selv å være prostituert for å infiltrere miljøet.» Его больше всего поразило то, что Мирослава рисковала своей жизнью и, с помощью своих знакомых, связанных с криминальными районами, со скрытой камерой проникала в места торговли женщинами, одевшись как рабыни сутенеров.

Мими совершала многократные поездки в Турцию, ОАЭ и Грецию, беседовала с девушками из Молдавии, Болгарии, Украины и других бедных восточно-европейских стран, находила жертв, которые были вывезены обманом и спаслись, говорила с адвокатами и полицейскими, с родственниками и клиентами, с работниками горячих линий и реабилитационных центров.

Куда и почему спрятались мужчины?

Если вы обратили внимание, среди зрителей преобладали женщины, хотя фильм снят для мужчин. И так происходит по всему миру. Мужчины знают, что их уверенность в своей правоте может пострадать и не желают слушать неоспоримые факты и работать над собой. Сегодня бергенские мужчины попрятались, хотя обычно их довольно много на феминистских протестах.

Современные феминистки должны устраивать кинопоказы «The price of sex» для мужских аудиторий. Я даже предлагаю план-минимум — покажите этот фильм хотя бы двум знакомым мужчинам, оправдывающим проституцию.

Среди моих знакомых почти нет мужчин, которые категорически отрицают секс-индустрию и всю свою жизнь являются абсолютными противниками проституции. Некоторые из тех мужчин, которые приходили на акции против стриптиз-клуба в Бергене как союзники активисток, говорили мне, что проституция — это выбор женщин, не желающих работать.

Также среди активистов-мужчин встречаются экземпляры, имеющие большой опыт покупки секс-услуг и не видящие в этом никаких этических проблем. Я уже не говорю про абьюзы и изнасилования, широко распространенные в активистской среде во всём мире.

Хочу еще раз подчеркнуть эфемерность понятия «патриархальный мужчина-феминист» и подложить соломки в дискуссию о недопустимости использовании секс-индустрии правозащитным сообществом.

Да, очень труднопреодолимой проблемой является даже косвенное использование порно-символов в агитации. Это невероятно широко распространено и выдается за некоторую прогрессивность. Прогрессивность эту можно датировать временами Кодекса Хаммурапи.

Нулевая толерантность к овеществлению женщин, к нивелировке отдельной личности, к патриархальным клише — вот к чему мы должны стремиться.

Приведу два примера конфликта идей в агитации, чтобы вы поняли, что я имею ввиду. Первый — обнаженные женщины из зоозащитной рекламы Peta. Второй — игра с резиновыми женщинами и абсурдные переодевания в клипе известного китайского правозащитника Ай Вэйвэя «Dumbass».

Рассказы  «союзников» о женском активизме перенасыщены доличностными определениями, придыханиями и описаниями внешности (подчеркивается позитивное соответствие или негативное несоответствие активистки традиционному порностандарту, помещение в секс-контекст, «красивая» активистка убедительнее, чем «некрасивая»). Этого никогда не увидишь в статьях про «мужской» активизм.

Мирослава говорит нам: «В первую очередь перестаньте смотреть порно».

На самом деле это значит перейти на сторону решения проблемы.

«Что значит перейти? Я и так против патриархата!» — скажет иная прогрессивная феминистка, скачивающая очередной порнофильм и торопящаяся в магазин за БДСМ-атрибутами, которые ей-даже-нравятся, являются её-собственным-выбором, настолько собственным, что она-не-может-остановиться.

В войне  против женщин есть две армии.

Первую армию составляют финансовые гиганты:
— гламурная косметическая индустрия со своей ретушированной рекламой
и пластической хирургия
— производители «женской» одежды
— медиамагнаты, транслирующие традиционные стереотипы через ТВ, женские-мужские журналы и интернет
— клише, распространяемые «искусством» (хороший пример — современные фильмы типы «Девушки с татуировкой дракона», суть которых составляет наслаждение издевательством над беззащитными)
— жестокие развлечения (порно — «Что в этом такого?», стриптиз — «Это весело, это спорт!», проституция — «Это личный выбор!»)
— криминальные круги
— коррумпированные чиновники и полиция.

Вкратце первая армия это
— практически все современные мужчины и…
— большинство женщин.

Подумайте, почему женщины являются союзницами патриархата? Что заставляет женщин заниматься сутенерством и рекрутингом, используя огромный кредит доверия, который всегда существует между двумя женщинами? Почему увезенные обманом женщины после многочасовых изнасилований перестают уважать себя, необратимо теряют границы своей личности и становятся сторонницами работорговли? Почему многие секс-работницы не могут покинуть этот бизнес и возвращаются к прежней работе после освобождения и лечения?

Почему похищенные женщины уверены, что обязаны отработать долги перед похитителем? Не напоминает ли вам это обычную общественную риторику насчет обязанностей женщин в браке, внушаемую девочкам с рождения?

Вторая армия в войне против женщин — немногочисленные феминистки. С какой стороны вы?

В фильме Мирославы показан город, в котором две трети жителей мужчины, а продажа женщин узаконена и оправдана традицией. Основой угнетения женщин в этом городе является рабовладельческая психология мужчин, реализованная на градообразующем уровне. Нужны ли женщинам такие города?

Отказаться от порно-культуры, не воспитывать в порно-стандартах своих дочерей и сыновей, избегать двуполярной модели мира, не смотреть видео с женщинами-рабами и женщинами-жертвами, разговаривать с другими людьми о работорговле — это наше оружие.

Мирослава Чакарова рассказала, планирует снимать фильм о мужской сексуальности, чтобы исследовать фундаментальные основы оправдания использования женщин патриархальным обществом. Нет никаких сомнений, что это будет грандиозная работа.

Бергенский кинопоказ организовывало много людей —  координировала всё Hilde Sofie Pettersen (Fett),  финансово и организационно также участвовали Oslo dokumentarkino Politidirektoratet, Politihøgskolen, Senter for kvinne og kjønnsforskning ved UiB, Bergen internasjonale filmfestival (BIFF) og FN-sambandet.

Мы все очень надеемся, что запланированный Мирославой Чакаровой на октябрь визит в наш город состоится. Дальше — скрин с видео —  Hilde Sofie вручает Мирославе книгу «The city talks — activism in Bergen». Думаю, Мими особенно понравятся страницы с фотографиями акции против стриптиз-клуба. Этот протест начали в нашем городе Ingeborg Sivertstøl и Tonje Holtan, женщины нового поколения, шестнадцатилетние — как раз те, о которых говорила Мирослава: «Этот фильм для молодых, для вас, я надеюсь, что вы продолжите борьбу«.

P.S.:

Бой продолжается

Мими Чакаровой пришлось преодолевать колоссальные психологические трудности, годами изучая человеческие трагедии, она говорит, что уходит от темы и  предоставляет своему фильму и его зрителям возможность борьбы с продажей женщин.

На самом деле Мирослава Чакарова лукавит — сейчас она находится на самом интенсивном этапе своей работы — посещает кинопоказы во многих странах и изменяет взгляды людей на секс-индустрию.

Она встречается с молодыми девушками, правозащитниками, журналистами, полицейскими, чиновниками. Она уделяет повышенное внимание тому, чтобы фильм посмотрели страны Восточной Европы.

Вот несколько репортажей, сделанных во время поездок:

Мариупольский университет:

Интервью в американском посольстве в Оттаве https://youtu.be/eeP9Xo7SY1o

Sex Trafficking Conference, 2010

London, Human Rights Watch Festival 2012.

 

Сайт Мирославы Чакаровой

ФБ страница Мирославы Чакаровой

Встреча кинопоказа в Фб

Запись опубликована в рубрике Протесты и социальные инициативы с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий